Роман Фомичев

Кофесредник начинает весенний сезон встречей с депутатом Областной Думы Ярославской области и предпринимателем Романом Фомичевым.

Чувство локтя и командная игра

Я авторитарно-демократичный руководитель. Почему демократичный? Потому что у меня даже кабинета своего нет. Я командный игрок, и партнер, и директор. Может быть, это чувство локтя, чувство дружбы, взаимовыручки сложилось из-за того, что я после школы сначала закончил строительный техникум, затем учился в военном университете в Питере и только потом перевелся в гражданский институт. Хотя, если говорить о военной дисциплине, это как раз, наоборот, никаким образом не отразилось на мне. Командная игра, в моем понимании, предполагает, что отряд может не заметить потери бойца, который, к примеру,  на некоторое время выпал из процесса.

Логотип Ярославля

Самое главное, что он существует и есть реальные примеры его использования. Это сайт Ярославского цирка, фестиваль «Будущее театральной России», фестиваль «Джаз над Волгой», новые проекты гражданского активиста Евгения Жаворонкова. Городской телеканал примерно полгода назад начал серию исторических передач, и первый выпуск был с логотипом Ярославля. Конечно, «волшебного пенделя» никто не прописывает этому проекту. Нам некогда, постоянный цейтнот. К тому же, как я понимаю, эта стрелка у действующей власти ассоциируется с Евгением Урлашовым. Но, тем не менее, создан сайт logo76.ru, заходите, пожалуйста, скачивайте исходники. У логотипа открытая лицензия. Берите и пользуйтесь!

Таблички и знаки

Многие меня сейчас спрашивают, а вот для «знака, с которым все фотографируются», вы разрешение получали? Да, конечно, получали. Именно от мэрии, потому что земля городская. Здесь без вариантов. Некий импульс логотипу Ярославля можно придать, если обновить сейчас этот знак. Либо просто обновить, либо что-то другое на его место поставить. Мы думаем над этим.

Что касается таблички на доме, где жил Немцов. Если бы не было фамилии Немцов, никто бы ничего и не заметил. Потому что таких табличек у нас достаточно много: Рэм Юстинов, Иван Ткаченко. Можно было вообще не реагировать, на самом деле. Собственники приняли решение в соответствии с жилищным кодексом: «наш фасад, что хотим, то и делаем». Во Власьевском сквере табличка стояла тоже. Там шесть фамилий, в том числе и моя. Правда потом она пополам треснула, но стояла. Там еще подпись есть: «Мэрия Ярославля». То есть мэрия сама установила без разрешения.

 Жилой комплекс «Новые друзья»

Мы с компаньонами изначально договорились, что у нас первый этаж нежилой и не будет содержать в себе каких-то асоциальных вещей. Там рядом соседний дом построен с маленькой детской площадкой на отшибе, а рядом с ней пивной магазин. Представляете, что летом на детской площадке будет? А мы, получается, работаем на контрасте. Сразу удалось «заякорить» туда Бэби-клуб — нормальный федеральный бренд. Потом начали реализацию идеи с арт-галереей. Появился проект, очень классный, культурологический. И это в Дзержинском районе, в котором сейчас нет ни одного дома культуры.

 Рок и гитары

У меня есть две гитары: Гибсон (подарок жены) и старая советская Аэлита. Правда, вторая даже без струн. Я ее к лету хочу отреставрировать. Вся любовь к року, конечно, с детства началась, с двенадцати-тринадцати лет. Мы с моим одноклассником Димой Козловым (он у меня в друзьях в Фейсбуке есть) дружили и очень много всего на катушечных магнитофонах слушали, громкого и веселого. Вспоминается «Черный альбом» Металлики, первые крупные рок-фестивали. И, по большому счету, мои скромные знания английского тоже оттуда. Просто очень хотелось понять, о чем же поют эти дяденьки с гитарами.

 #ЯЗАБЕГ в городе

К сожалению, для развития беговой и вело- активности в Ярославле сделать практически ничего невозможно, потому что у нас нет денег. Что говорить, если мы сейчас просто распродаем имущество. Кто скажет, что сделает это сразу – вранье. А сейчас у нас бегать нельзя. Я недавно пробежал по набережной – скользко, темно, просто страшно, что в яму провалишься, ногу сломаешь. И это не скептицизм, это реализм.

Все мы помним про деньги, выделенные в последние годы на спортивные сооружения, но очевидно абсолютное, тотальное отсутствие контроля за проектированием и строительством.  Есть масса недобросовестных подрядчиков, как и в капитальном ремонте. С этим бороться можно только на стадии проектирования. Другая проблема – это абсолютное отсутствие денег на дальнейшую эксплуатацию. В большинстве случаев площадки во дворах никем не обслуживаются. Это осознали и стали проектировать их на земельных участках рядом со школами, но теперь и директора школ тоже не знают, откуда взять деньги на обслуживание площадок. Поэтому они просто вешают замок и следят, чтобы никто туда не зашел и ничего не сломал.

«Я же не котлетами торгую»

У меня такая присказка есть, когда мы обсуждаем с участниками отраслевого сообщества какие-то строительные проблемы, или я доказываю свою точку зрения сотрудникам или партнерам. Однажды я подумал: «А не начать ли проект такой кулинарный?» Это, конечно же, был бы не бизнес, а проект для души, для семьи, для супруги, которая прекрасно готовит. Все, что мы делаем, связано со строительной отраслью, потому что с 1992 года я к этому целенаправленно иду. Я не скажу, что я все знаю про стройку и инженерное дело, но кое-что могу. По крайней мере, этим я занимаюсь каждый день, каждый час. Буквально сейчас, на Кофесреднике, у меня был перерыв, а дальше опять начинается работа.

P.S. Сказано на Кофесреднике

Кофесредник: Роман, скажи, пожалуйста, ты в ГосДуму пойдешь / не пойдешь? Какие мысли?

Роман Фомичев: Конечно, пойду. Все партии обязаны принимать участие в выборах, а партия «Зеленые» – единственная партия, реально борющаяся не только за права граждан, но и за жизни и здоровье людей!

Кофесредник: «Зеленые» ведь автоматически имеют право участия, без сбора подписей?

Роман Фомичев: Да, это одна из 14-ти партий, имеющих право выдвигать своих кандидатов без сбора подписей.

2 марта 2016 г. Специальный гость: Роман Фомичев.
2 марта 2016 г. Специальный гость: Роман Фомичев.

Кофесредник. Начало

Своими воспоминаниями о том, как зарождался и развивался Кофесредник, делится его отец-основатель Игорь Вячеславович Гаврилов.

Это было много лет назад. По средам в Управлении культуры у нас проходили планерки. Обычно они шли с 9 до 10. Но, в определенный момент, особенно когда с тысячелетием города это связано было, очень сильно возросло напряжение. Мои мозги не выдерживали всего этого. Приходил на работу, спускал вниз информацию в деликатном варианте, и вся среда или, по крайней мере, до обеда, в коллективе лихорадило немного. Очень много было бумаг разных. И вдруг, после одного из совещаний, я подумал и «зарулил» сюда, в кофейню. Сел за столик у окна, и сразу же много ностальгических моментов всплыло. Вспомнил, что сижу в кабинете Первого секретаря райкома Партии. То есть это глава администрации, по-нашему, причём с полнейшими полномочиями, главный человек в районе. Думаю, надо же, как время всё перевернуло. Вспомнил, что напротив был райком Комсомола, где меня не с первого раза (потому что устав не учил), но приняли в Комсомол. А потом смотрел вниз на людей. То ли дождь шел, то ли снежок. Здесь тепло, звучит джазок, а внизу люди ходят в мерзкую погоду. Пока сидел, ответил на некоторые деловые письма с ноутбука. Настроение поправилось, кофе попил, вроде и поработал, и мозги «вправились».

Помню еще, что написал в Твиттере фразу: «кофесредник начался». Я подумал так: пью кофе, а сегодня среда. Это и есть Кофесредник. Написал в следующую среду, потом еще в одну, вдруг кто-то робко написал: «что такое кофесредник?». Я говорю: «Да ничего. Сегодня среда. Пью кофе. Кофесредник». Потом пошли вопросы, к концу второго месяца, такого содержания: «А можно к вам прийти в гости?» Я говорю: «Да легко». И вдруг кто-то пришел в гости. Пришел один, потом двое пришло, потом и трое, потом четверо. Потом было столько гостей, что пришлось пересаживаться за большой стол. В начале у меня была такая идея: раз ко мне идут в гости – буду их угощать и попросил сотрудников не принимать оплату от моих гостей. Раз расплатился, два расплатился. Может быть, десять раз расплатился. Вначале всё было достаточно разумно. Потом, вижу, клич даже уже бросили: «приходи на Кофесредник, там вообще все бесплатно». Мне это очень понравилось. И я терпел, терпел, пока вдруг… Кофесредник уже стал зашкаливать за половину моей месячной пенсии. Тогда понял, что от этой идеи нужно все же отказаться.

За этим столом собиралось много разных людей. Иногда некоторые люди до 5 вечера сидели, как рассказывают, я, правда, не видел сам – уходил на работу. И какие-то предложения приходили, например, из Владивостока: давайте сделаем Кофесредник у нас. Я не понимал, как можно Кофесредник перенести куда-то, даже в другой район города или в Ростов Великий.

Однажды планерки со среды перенесли на вторник. А Кофесредник же не бросишь. Я его оставил для себя. А еще решил, что по вторникам буду пить чай. И назвал «Вторчай». И на Вторчай, конечно, народ подтягивался. Но максимально собиралось человек 8-9.

Кофесредник стал своеобразной площадкой, вроде Гайд-Парка за столами, где люди свободно говорили, представляли что-то. Это здорово. Я за свободу выражения. Единственное, я против обзываний и ругательств. А здесь как-то все с внимательным отношением были друг к другу и несколько проектов, зарождавшихся в Ярославле, не то что родились здесь, они здесь прошли своеобразную защиту проекта. Здесь первый и последний Твистиваль анонсировался, здесь предложение о премии «Сто сорок» внесли. Однажды, к нам за стол присоединился главный тренер хоккейного «Локомотива» Том Роу. Он любил, как и я, в спокойной атмосфере кофейни заниматься рабочими вопросами, сидя с ноутбуком и чашечкой кофе или чая.

На кофесреднике мы получили возможность такого офлайн-пространства, где люди из интернета друг с другом знакомились. Присоединяйтесь!