Василий Середа

На «Кофесреднике» побывал директор филиала компании «Дом.ru» Василий Середа.

Из Уфы в Ярославль
Я родился в Уфе, там же окончил Уфимский авиационный институт и начал трудовую деятельность. В области телекоммуникаций работаю с 1998 года. Управлял продажами в Поволжском регионе из Нижнего Новгорода. После этого перебрался в Рязань руководить филиалом «Билайна», а затем в Ярославль – в 2009 году. Здесь для меня как для менеджера самым интересным был проект по объединению филиалов «ВымпелКома», «Совинтела» и «Корбина телеком» – операторов мобильной и проводной связи. Затем именно в Ярославле мы построили Центр обработки данных.
А с 2015 года я работаю в «Дом.ru» – это бренд компании «ЭР-Телеком Холдинг». Мы обслуживаем 6 миллионов абонентов в России, это второе место по числу интернет-пользователей после Ростелекома. По числу абонентов проводного интернета мы больше чем «Вымпелком», «МТС» и все остальные. Сначала компания развивалась как региональный игрок в Перми, но потом начала экспансию в другие города. Сейчас она присутствует в 556 населенных пунктах России. В Ярославле у нас работает около 400 сотрудников.

Фото: Илья Бесхлебный
Фото: Илья Бесхлебный

Wi-Fi в городе
В центре Ярославля на улице Кирова недавно появилась зона с бесплатным беспроводным интернетом. В ближайшее время мы хотим объявить о запуске еще одной в другом месте. Это удобно не только для жителей города и туристов, но и поможет эффективно управлять современным городом в скором будущем, когда городскую сеть Wi-Fi дополнит видеонаблюдение.
Благодаря этим технологиям можно, во-первых, отслеживать трафик, популярные маршруты людей, эффективнее организовывать движение транспорта, установку паркоматов, регулировать уборку улиц. Во-вторых, на городской сети Wi-Fi можно устанавливать интерактивные информационные сервисы для жителей и гостей города с бесплатным доступом в интернет. В-третьих, людям станет проще вызывать экстренные службы по всему городу, и благодаря этому он будет безопаснее.
У нас есть 2 аналогичных реализованных проекта бесплатного уличного Wi-Fi, в Москве и Санкт-Петербурге, совместно с городской администрацией. Набор сервисов зависит от конкретной задачи. Например, в Москве стартовая страница ведет пользователя на городской новостной портал. В Петербурге турист сразу попадает на интернет-портал с полезной информацией о гостиницах и ресторанах, с афишей развлекательных мероприятий. Город не платит за саму сеть, но на ее базе покупает другие сервисы для управления инфраструктурой. Для абонента все услуги предоставляются бесплатно.

Фото: Сергей Голованов
Фото: Сергей Голованов

Телеком в России
Сейчас мы в обычный жилой дом можем провести интернет со скоростью 1 гигабит в секунду. Я недавно апгрейдил свой Интернет с 50 до 100 Мбит/с и особой разницы не почувствовал. Не могу себе представить, чем я пока могу загрузить эти скорости, в моей семье не так много активных интернет-юзеров.
Но если в квартире один человек играет в компьютерные игры и стримит в сеть, второй скачивает сериал через роутер, а третий и четвертый смотрят цифровое ТВ в разных комнатах, то, конечно, им нужен очень мощный интернет. К тому же, в ближайшем будущем в квартире будет все больше «умных» устройств, и сеть должна быть к такой нагрузке готова. Пока существующие клиенты на гигабитную скорость у нас в бизнес-секторе.
Что касается 4К телевидения, то такая техника уже есть, контент начинает появляться, мы технологически готовы к появлению такой услуги. В наших планах трансляции Чемпионата Мира по футболу 2018 года в разрешении 4K. Битрейт для такой трансляции составит порядка 25 Мбит. При этом я не очень верю в очень быстрое развитие телевидения в формате 4К. Я смотрел видео FullHD и 4К на экране с диагональю 65 дюймов, но не ощутил большой разницы в восприятии. Для этого нужна огромная диагональ, сложно даже сказать, какого размера.
Выскажу довольно не популярную, но справедливую, на мой взгляд, позицию. На сегодня доля затрат на телеком относительно заработной платы в России одна из самых низких, если не самая низкая в мире. На мой взгляд, это незаслуженно, потому что телеком – это одна из основ для развития общества. Поэтому мы должны хотя бы успевать за инфляцией. Нам тоже надо развиваться, закупать хорошее оборудование, повышать зарплаты специалистам, оказывать услуги еще более качественно. Скорость интернета, количество каналов и качество вещания, безусловно, в будущем будут расти.

Фото: Сергей Голованов
Фото: Сергей Голованов

P.S. Сказано на Кофесреднике
Я люблю спорт, особенно велосипед и сноуборд. Другое увлечение – восхождения в горы. Был в Италии, Новой Зеландии, на Тянь-Шане. Мы с друзьями не занимаемся этим на профессиональной основе, чтобы иметь разряды или что-то подобное, но такая мысль есть.
После Уфы Ярославль – это первый город, который мне очень понравился. Да и корни у меня рыбинские. Дяди, тети, двоюродные братья живут там. Ярославская земля притягивает.

Алексей Калганов

Наш сегодняшний гость – экс генеральный директор Тутаевской механической компании, председатель Муниципального совета Тутаевского района. В настоящее время депутат Ярославской областной Думы 6 созыва, заместитель председателя комитета по законодательству, вопросам государственной власти и местного самоуправления. 

Тутаевская механическая компания

Это мой, можно сказать, единственный бизнес-опыт. Компания занимается выпуском запасных частей для большегрузных автомобилей. В 2016 году компании исполнилось 10 лет. Я, считаю, что за это время ТМК стала одним из самых передовых предприятий. Каналы сбыта есть по всей России, в Ближнем Зарубежье, также сотрудничаем с Кубой и Венгрией.
Пока мы с вами беседуем, на предприятии устанавливают новое оборудование: коллеги только что прислали мне фотоотчёт. К сожалению, из-за повысившегося курса рубля, технологии дорожают. Однако закупать современную технику, чтобы выходить на новые уровни производства, всё равно приходится.
С ТМК началась моя благотворительная и депутатская деятельность. Шесть лет назад Анатолий Лисицын и Александр Сизов организовали мою первую поездку в детский дом. Я не очень сентиментальный человек, но когда туда приезжаешь, начинаешь чувствуешь себя папой этих детей. Если один раз побываешь, будешь возвращаться ещё и ещё. Мы взяли над детдомом шефство, пять лет проработал председателем попечительского совета.
В 2012 году мне предложили пойти в районный совет. Это больше политическая, а не хозяйственная работа, опыт которой у меня не было: только желание изменить район к лучшему. Меня поддержали голосами, избрали председателем муниципального совета. В 2013 годы пошёл по линии «Единой России» в ЯОД.
Сизов и Лисицын продолжают мне помогать, как и в начале моей политической деятельности. Я очень благодарен им за поддержку.

Фото: Олег Сизов
Фото: Олег Сизов

Переименование

Название должны возвращать активные граждане, горожане , а не глава города или района. Жители грамотно говорят: «мы хотим референдум». Я предлагал провести опрос и параллельно объяснить, что люди приобретут от переименования Тутаева. Для чего мы это делаем, какие деньги пойдут в город? Люди-то что получат от этого, кроме названия в честь трёх святых? Глубоко убеждён: чем труднее людям жить материально, тем меньше духовного остаётся. Всё упирается в хозяйство –  им надо заниматься . Если это будет, то не зря идею переименования продвигали.
На данный момент мы выиграли грант на 4 миллиона долларов, благодаря возвращению исторического названия. Но не надо успокаиваться, радоваться, что пробили идею. Мы ещё не победили, а только показали народу перспективу развития – историческое направление, туризм. Сейчас мы поселение, а не город. Переименование может помочь вернуть статус города.
Город у нас промышленный. Люди отличаются более высоким интеллектом, так как постоянно обучаются, квалифицируются, что-то изучают. Поэтому у них есть своё мнение. Если не вернуть доверие к власти, то электорально мы проиграем. Доверие должно быть таким высоким, чтобы человек думал: «переименовывайте, главное, что при вас комфортно жить, а значит и это – во благо».

Фото из архива автора
Фото из архива гостя

Потенциал для развития
У Тутаевского Моторного Завода сейчас есть большие военный заказы, но руководством рассматривается и гражданское двигателестроение, и газовая отрасль. Надеемся, что через нового губернатора получится выйти на «Роснано», чтобы открыть современное литейное производство, которое будет не только наш район обслуживать, но и весь Центральный Федеральный Округ. В районе уже работают дерево и металлообрабатывающие предприятия, «Tetra Pak». Недавно на территорию пришло одно из подразделений «Р-фарм».
Но есть проблема – нет дешёвых длинных кредитов для бизнеса. Если в Голландии предприниматель берёт оборудование на 20 лет в кредит под 1,5 % годовых, а гарантия на оборудование – 25 лет, то он чувствует, что не прогорит.
Есть положительные примеры и в России. Например, Тюменская область. Кредиты там под 5% годовых. Местная власть возмещает предпринимателю половину стоимости нового оборудования, помогает продавать, выходить на новые рынки. Оценка эффективности главы района в тюменской области напрямую зависит от того, сколько инвестиций он привлёк. В результате развивается производство. Нет плохих дорог. Когда с тюменцами разговариваешь, они не понимают нас и наших проблем. Как будто мы в другой стране живём.

Фото: Олег Сизов
Фото: Олег Сизов

Берега два – проблемы одни
Тутаев разделён Волгой на две части: историческую и промышленную. Было очень много интересных проектов, направленных на улучшение туристической привлекательности. Например, создание «Города мастеров» на левом берегу. Но как туда добираться? Вся надежда на создание канатной дороги. Для местных нужно сделать льготный тариф, а туристов по более высокой цене провозить. Раньше не чувствовалось этой проблемы: но сейчас идут процессы оптимизации и глобализации. Ни больницы своей, ни почтового отделения нет – всё закрыли, приходится на другой берег переезжать.
Женский волейбол
В июне 2016 года нашу женскую волейбольную команду «Ярославна-ТМЗ» распустили… А ей уже 20 лет! Они заняли 1 место в первом дивизионе, и после этого их распускают. Нелогично. Общественность начала возмущаться. Спортсменки играют на очень высоком уровне, выше областного. А команда требует на своё содержание всего-то 8 миллионов бюджета в год.
После «закрытия» тренеры и игроки сами создали новую команду с таким же названием, оптимизацию провели. Они даже умудряются выигрывать на соревнованиях. И это при полной неуверенности в завтрашнем дне! Сейчас «Ярославна-ТМЗ» существует на подачки жителей. Спортсменок даже из муниципальных квартир выгнали и всю мебель продали…. Как, всё-таки, быстро можно разрушить то, что создавалось десятилетиями! Мы сделаем всё, чтобы сохранить нашу команду.

Фото из архива гостя
Фото из архива гостя

Вне политики и бизнеса
У меня техническое образование. Одно время я работал на заводе. Это были девяностые. Потом ушёл – зарплату задерживали на полгода. Со школьным другом Владимиром Солнцевым – мы дружим со 2-ого класса школы – захотели создать что-то своё. Кроме производства, мы ничего не умели и не знали. Арендовали помещение, где стояло 2 станка, сами разработали оснастку и начали маленькими партиями производить товар. Были трудные времена, как и у всех. Но наши труды принесли свои плоды: как видите, компания ТМК имеет успех.
Моё любимое занятие – воспитание детей, их у меня трое. Они участвуют во всех мероприятиях, стараюсь брать из с собой в поездки. Занимаемся вместе спортом, отдыхаем.
Увлекаюсь снегоходным спортом. По 300-400 километров можем с друзьями за день проехать. В прошлом году ездили вокруг рыбинского водохранилища. Во время поездок посещаем исторические места: в дороге можно найти разрушенные храмы, старые екатерининские дороги. Видишь всё это и понимаешь, что попал туда, куда можно добраться только на спецтехнике, где уже много лет не ступала человеческая нога.
Не забываю и о спортзале. Людям не очень нравятся тяжелодышащие политики, которые на 5 этаж не могут подняться. Когда народ видит, что ты бегом, без одышки, бежишь по делам, чтобы выслушать и помочь, по-другому начинают на тебя реагировать.

Я родился в Большесельском районе. Моя бабушка родом из Москвы: во время Великой Отечественной войны уехала в эвакуацию и не захотела возвращаться в столицу. Здесь уже было хозяйство, сын. Затем семья перебралась в Тутаев, где новый завод построили, начала развиваться инфраструктура.
Есть в политике и управлении люди приходящие, а я местный. Буду ли я исполнять какую-то должность или нет, я останусь жителем Тутаева, и люди будут оценивать меня не как депутата, а как человека. Поэтому надо своё истинное лицо показывать, человеческое. Людей не обманешь.

Дмитрий Личак

Коммерческий директор Музея занимательных наук Эйнштейна, активный болельщик футбольного клуба «Шинник».

 Музей занимательных наук

В этот проект я вложил все знания, весь опыт в разных сферах, который накопился у меня за 15 лет предпринимательской деятельности. На этапе запуска проекта нам очень помогла поддержка кураторов из Волгограда. Когда проект сильный, его легче раскручивать и поддерживать. И это как раз тот случай.

Существует ошибочное мнение, что «Музей занимательных наук Эйнштейна» – это франшиза. Дело в том, что сейчас в России можно насчитать порядка 20 городов, где есть музеи с таким названием. Есть ещё порядка 10-ти городов, где похожие музеи существуют, но с другим названием. Но важно понимать, что франшиза предполагает постоянный контакт с владельцем, регулярные платежи. У нас всего этого нет. Каждый развивается так, как считает нужным. Да, мы можем иногда по-дружески созвониться, посоветоваться по вопросам ведения бизнеса. Но не более того.

Я считаю, что Ярославль – уникальный туристический город. Он расположен очень удобно: люди из соседних областей по пути в Москву или возвращаясь из неё, заезжают к нам. Много интересных музейных, туристических проектов можно было бы здесь реализовать, но это объективно сложно сделать усилиями малого и даже среднего бизнеса. Деньги в стране очень дорогие, кредиты по сути недоступны. А схема распределения бюджетных денег в виде грантов чаще всего выглядит непрозрачной.

Футбол на выезде

Первый мой футбольный выезд был достаточно небанальным. Это была поездка в Монако в 2005 году на матч суперкубка Европы ЦСКА-Ливерпуль. Мы прилетели в Милан, взяли машину напрокат и поехали в Сан-Ремо. Там мы жили и уже оттуда выезжали на игру в Монако. Это был полностью индивидуальный тур: никто нас не встречал, переводчиков не было. Современных гаджетов и удобных навигаторов в автомобиле тогда ещё не придумали, и мы ориентировались по бумажной карте. К сожалению, несмотря на нашу поддержку ЦСКА (обладатель кубка УЕФА в том году) тогда проиграл в дополнительное время 1-3. Но это была очень яркая поездка, пожалуй, самая яркая до следующего большого международного выезда на чемпионат мира в Бразилию в 2014 году.

Через два года состоялся первый выезд на хоккей.«Локомотив» тогда играл в плей-офф в Мытищах. Атмосфера в другом городе, на выездном секторе совершенно иная, не такая, как на «Арене2000». Мы с друзьями почувствовали драйв и заразились идеей посещать выездные игры. Потом был кубковый матч «Шинника» с «Торпедо» во Владимире. Первый футбольный выезд с ночевкой – это выезд в Брянск.

И уже потом, постепенно, стали появляться мысли по поводу «золотого сезона». Так называется год болельщика, в течение которого он посетил абсолютно все выездные матчи своей команды. У Шинника начало сезона 2015/2016 годов было довольно простым в плане логистики, поэтому первые выезды прошли относительно просто. Потом состоялась историческая встреча болельщиков с командой, когда мы попросили команду выкладываться в каждом матче, несмотря на финансовые сложности, а в ответ пообещали поддержку на всех матчах. Дал слово – держи! В итоге мы вместе с Александром Архангельским стали исторически четвёртым и пятым болельщиками, которые объехали все выезды Шинника за один «золотой» сезон.

Дмитрий Личак (справа). пос. Домбай, на пути из Армавира в Астрахань. Апрель 2016 г. Источник: http://yarik-shinnarik.livejournal.com/
Дмитрий Личак (справа). пос. Домбай, на пути из Армавира в Астрахань. Апрель 2016 г. Источник: http://yarik-shinnarik.livejournal.com/

Kuzmichi on tour

Когда мы стали ездить много, возникла идея как-то себя идентифицировать. У известных активных болельщиков, даже одиночных, есть свои флаги. В Ярославле есть две фанатские околофутбольные группировки со своей символикой.

Почему «Кузьмичи»? На сленге футбольных фанатов, кузьмичи – это люди, сидящие на центральном секторе. Стандартный атрибут кузьмича – семечки, зонтик. Их мы, конечно, с собой на матч не берём, но сидим в Ярославле всегда в центре на Западной трибуне. Вот так с юмором подошли к самоидентификации.

С этим названием связан еще один забавный случай. Недавно вышел новый закон о болельщиках. Согласно ему, если надпись на плакате или флаге сделана на английском или любом другом иностранном языке, необходимо официально заверить перевод. А вдруг экстремизм? Не все полицейские у нас английский понимают. Мы заверяли перевод в клубе. Теперь эту документацию возим c собой. Флаг изготовили большой – 2 на 3 метра. Теперь «Кузьмичей» трудно не заметить – на секторе мы растягиваем наш баннер. Его вы часто можете видеть в видеотчетах о выездных матчах Шинника.

Справка. Kuzmichi on tour. Фото из личного архива Дмитрия Личака
Справка. Kuzmichi on tour. Фото из личного архива Дмитрия Личака

Футбольные фанаты

Поначалу мы были немножко не в теме. По Нижнему Новгороду ходили в командных цветах. Как-то раз, в одном из клубов Самары мы попросили ди-джея поставить гимн Шинника. Ответ на наше безрассудное поведение был суровым. Во время игры на стадионе нам кричали: «Ярославль, мы вас повесим и закопаем!». Было неприятно.

В некоторых городах фанатов очень сильно прессуют полицейские. Особенно в тот момент, когда ты заходишь на сектор. У нас в Ярославле такая ситуация, кстати. Связано это с тем, что один уважаемый полицейский, занимающий высокую должность, ненавидит футбольных фанатов. Очень жёсткие в этом отношении Тула и Тюмень. На матче в Тюмени фанатам даже воду не продавали и с собой проносить её запретили. Противоположные примеры – Нижний Новгород и Владивосток. В этих городах мы почувствовали себя не потенциальными хулиганами, а гостями города, которых уважают и ждут.

Я в общении с разными людьми стараюсь всеми силами развенчивать миф, что фанаты – это пьяницы и неудачники. Ничего подобного. Во Владивостоке с нами на матче был парень – преподаватель местного ВУЗа, кандидат наук. Другой фанат – офицер-ракетчик. Среди тех, кто с нами ездит, есть люди с двумя высшими образованиями, бизнесмены, финансовые консультанты. Нужно менять отношение к футболу. В головах у людей живёт стереотип, что футбол – это для быдла, для пьющих, что интеллигентному человеку на матче нечего делать.

Почему до сих пор мы не попадали в неприятные истории, в драки? Даже не знаю. Может, это потому, что хоть мы и фанаты, но мы не молодёжь, а старые дядьки. Дать нам в лицо – небольшая доблесть. Наверное, поэтому нас Бог и бережёт.

Ситуация в Шиннике

Были неприятные инциденты в прошлом. Достоверный факт, что в 2002 году, когда играли с футбольным «Локомотивом», команде выставили условия: «если хотите, чтобы ваш хоккейный клуб финансировался, то вы должны сдать матч». Один из наших легионеров тех золотых лет, узнав об этом, уехал из России. Но на самом деле такие случаи есть и в Европе. Приятно, что сейчас Шинник в такие игры не играет.

Ещё одна неприятная ситуация – это скандал, обернувшийся для клуба запретом на регистрацию новых футболистов. Один из бывших игроков, капитан команды, подал иск в суд на клуб из-за задержки зарплаты. Когда эта история только начиналась, я почти полностью был на стороне футболиста. Но потом изменил своё мнение. Задерживали зарплату не только ему, а подал иск только он. И ладно бы только иск! Требование запретить регистрацию игроков – это уже месть. А ведь пострадали не те люди, которые воровали деньги клуба, а его же, истца, коллеги-футболисты и мы, фанаты. Долги уже выплатили, а запрет всё ещё действует, как дополнительное наказание.

Сейчас футболистам платятся «белые» зарплаты. Деньги сравнительно небольшие – бешенные гонорары остались в прошлом. Нужно понимать, что век футболиста короткий. В 35 лет ты уже пенсионер. Чтобы добиваться результатов, надо с детства пахать, ломать ноги. На старость нужно успеть скопить. Я общался по этому поводу с людьми в разных городах. Большинство считает зарплаты футболистов ФНЛ, не превышающие 500 тысяч в месяц, адекватными. Помню, когда мы после игры с Балтикой в Калининграде отмечали закрытие сезона, парни признавались, что у многих из них нет денег на отпуск…

Перспективы футбола в Ярославле

В Ярославле давно пора современный футбольный стадион открыть, чтобы не было беговых дорожек, чтобы матчи не стыдно было принимать. Сувенирную продукцию расширять. И ещё: надо любой ценой закрывать старые долги. Сейчас половина выручки «Шинника» забирается приставами. Клуб находится под прессингом. Со времён Рожнова мы в долгах. Теперь мы за это расплачиваемся.

Посещаемость матчей в Ярославле низкая: 1,5-2 тысячи человек при вместимости стадиона в 22 тысячи. Это средние цифры для города, где есть команда Континентальной хоккейной лиги. Хоккей убивает футбол, как это ни грустно. Ярославль в этом не одинок: такая же ситуация в Хабаровске, Владивостоке и в некоторых других городах России.

Еще одна беда клуба – это то, что он недостаточно открыт. Надо отвечать на негатив, на неудобные вопросы в соцсетях, в СМИ. Обязательно должна быть обратная связь. Надо формировать бренд клуба, мнение, что команда на самом деле классная, что за неё действительно стоит болеть.

 P.S. Сказано на Кофесреднике

Я соглашусь с теми, кто считает, что неправильно, когда бюджет области финансирует профессиональный спорт. Надо кардинально менять систему, перенимать опыт других стран. У нас только две команды, которые финансируются богатыми частными лицами: «Краснодар» и «Спартак». Остальные – либо бюджетом, либо госкомпаниями, что практически одно и то же.

P.P.S. Дневники выездов в ЖЖ:

http://yarik-shinnarik.livejournal.com/

Владимир Скрабов

У нас в гостях международный гроссмейстер, двукратный победитель Кубка Мира и восьмикратный чемпион России по русским шашкам.

Попасть в шашки

Когда мне было 6 лет, отец научил меня играть в шахматы. Я занимался самостоятельно и очень увлёкся игрой. Тогда по второму каналу телевидения шла передача «Шахматная школа». В ходе занятий предлагались к решению шахматные задачи и этюды. Я решал их и отправлял решение по почте. По результатам выполнения заданий присваивались шахматные разряды. Так я получил 4 разряд по шахматам. Мне очень нравилось играть.

Когда я учился в 4 классе, в нашу школу пришёл тренер Владимир Васильевич Варов, который работал начальником конструкторского бюро в ЯЗТА. Он начал вести кружок по шашкам в свободное от работы время – вечером. Когда мне предложили посещать занятия, я сначала возмутился: «Что такое эти шашки? Вот шахматы – это игра!»

Потом я узнал, что занятия начинаются в 17:00. Тем, кто учился во вторую смену и посещал кружок, на последний урок можно было не ходить, так как он заканчивался в 17:30. Вот такая у меня изначально была мотивация. Начал заниматься, втянулся. Владимир Васильевич открыл для нас поэзию игры, необычную красоту шашечных этюдов и комбинаций. Кстати, шашечные комбинации красивее шахматных, это признают даже сами шахматисты. Вскоре я начал показывать хорошие результаты, ездил на соревнования. Для ребёнка это очень интересно.

"Тбилиси. Город, в который я обязательно вернусь". Фото из архива автора.
«Тбилиси. Город, в который я обязательно вернусь». Фото из архива Владимира Скрабова.

Работа с детьми

В шашках есть профессионалы, которые игрой зарабатывают деньги. Для меня это не так важно, у меня другие источники доходов. Я больше педагог, организатор, судья. Преподаю шашки в ярославской спортивной школе № 16, в филиале, который  работает на базе средней школы № 74.

Шашки – это симбиоз спорта, искусства и науки. Поэтому я воспринимаю их, прежде всего, как средство для гармоничного развития личности – в интеллектуальном и культурном плане. Спортивные успехи учеников идут приятным дополнением.

Шашки достаточно простая для понимания игра, поэтому идеально подходит детям: правила понятные и логичные. При этом по глубине она не уступает шахматам. В спортивные школы официально у нас начинают принимать с 7-ми лет. Но многие начинают обучаться с 5-ти. В Москве проходит очень популярное мероприятие – первенство среди детских садов по шашкам. Участвуя в нем, дети даже могут получить юношеский разряд.

Работая с детьми, заметил одни закономерность: десять лет назад было редкостью, если ребёнок, приходя заниматься, не знал правил. А сейчас это довольно часто встречается. Видимо, в семьях перестали играть. Приходится учить всему с нуля. Плюс у нового поколения много других отвлекающих от игр вещей: компьютер заменяет собой всё. С ним классическим играм конкурировать непросто. Поэтому и нужно придумывать какие-то новые формы, новую мотивацию.

К сожалению, не всегда хватает денег на участие в выездных соревнованиях. Когда я был ребёнком, то ездил в другие города на турниры минимум 6 раз в год! Нынешние юные ярославские шашисты в среднем – 1-2 раза. Но, несмотря ни на что, мы добиваемся успехов. Мои ученики были победителями и призерами первенств России и Европы. Многие из них, когда ушли из спорта, стали успешными людьми. Это лучшая награда за мои труды. Шашки хорошо развивают интеллект, а спортивный опыт помогает добиваться поставленных целей в жизни.

"Разбор полётов" с учениками. Фото из архива автора.
«Разбор полётов» с учениками. Фото из архива Владимира Скрабова.

 

Национальные особенности

Существуют две международные федерации: FMJD, развивающая голландские шашки на 100-клеточной доске, и IDF, ставящая перед собой цель развитие всех видов шашек на 64-клеточной. Разновидностей игры на «малой доске» очень много. В шашках нет единых правил игры, как в шахматах. Практически в каждой стране свои особенности. Например, в итальянских шашках, бить дамку нельзя, потому что это «синьора». Самый популярный вид на 64-клеточной доске на сегодняшний день – это русские шашки. Возможно, это связано с тем, что этот вид спорта активно продвигался во времена Советского Союза.

Недавно я ездил на этап кубка мира в Сетубал (Португалия). Борьба с соперниками включала три программы: классическая игра – это русские шашки, быстрая – португальские, а молниеносная (или блиц) – уже бразильские шашки. Таким образом, в процессе подготовки и игры, анализ модификаций шашек в какой-то степени помогает выявить национальные особенности и способствовать взаимодействию культур.

Шашки в России и в мире

Недавно был опубликован мировой рейтинг игроков в русские шашки – в нем я нахожусь в верхней десятке. Примерно такой же результат у меня и в российском рейтинге. В 100-клеточных шашках Россия тоже в лидерах, наравне с Голландией.

Не так давно в России был основан фонд «Русские шашки», который ставит задачей популяризацию игры, а также сохранение и поддержку всех (не только русской) версий шашек на 64-клеточной доске. Руководители фонда, в основном, из Санкт-Петербурга. Там сейчас самая сильная школа: и шашки, и шахматы развиваются очень активно.

На протяжении многих лет шахматы, шашки и другие интеллектуальные игры хотят сделать Олимпийскими видами спорта. Возникает концептуальная проблема: к какой Олимпиаде их отнести – к летней или к зимней? Но движение есть – шахматы поставили как выставочный вид на ближайшие зимние Олимпийские игры в Корее в 2018 году. Это первый серьёзный шаг на пути к тому, чтобы попасть в Олимпийское движение. А где шахматы – там и мы. Это здорово может помочь: и финансирование будет другое, и заинтересованных в игре людей станет намного больше.

Я считаю, что нужно двигаться в сторону шоу. Пока больше внимания уделяется матчам с классическим контролем времени. А вот молниеносные шашки с временным регламентом 3 минуты на партию плюс 2 секунды на ходне так раскручены, как они того заслуживают. Спорт в целом становится динамичней, зрелищней, а значит – интересней для зрителей и ТВ. И, в конечном счете, для спонсоров. Нужно и в шашках развивать эту тенденцию.

Шашисты, шашистки и шашечники

Часто спрашивают: «как же правильно называть людей, играющих в шашки: шашечники или шашисты?». А может быть «шашкисты»? Объясню: мы себя сами называем шашистами. Шашечником иронично называют человека, который кроме игры ничего на свете не хочет знать. Как правило, они зарабатывают деньги на турнирах и больше ничем не занимаются. С шашечником зачастую не о чем поговорить. Спросишь: «читал такую-то книгу?» Он тебе: «Нет». Ты: «А тот фильм смотрел?» Он опять: «Нет». Ну и о чём говорить?

Среди нас, шашистов, есть не только мужчины. Женские шашки достаточно хорошо развиты. Иногда женщины принимают участие в мужских турнирах, однако соревноваться наравне с мужчинами им пока тяжело. Среди шашисток доминируют россиянки. Серьезную конкуренцию нашим девушкам составляют белорусские, украинские и молдавские спортсменки. Когда-то обещали серьезную конкуренцию из Китая, но пока их звездочки только на флаге.

P.S. Сказано на Кофесреднике

Допинга в шашках не бывает. Главный секрет успеха – это упорство, трудолюбие. Талант, конечно, не помешает. Раньше у меня был талисман – монетка. Нашёл её в Баку на улице. Потом она потерялась, а спортивные результаты сохранились. Так я убедился, что суеверия в шашках работают избирательно. Есть, правда, у меня один ритуал. После напряженной партии нет ничего лучше, чем пройтись по улицам города, в котором проводятся соревнования, разглядывая его самобытную архитектуру и людей. Перед поездкой в новое место я составляю список достопримечательностей, которые необходимо посетит и увидеть: музеи, красивые места города, кафе с местной кухней, блошиные рынки. Это своеобразная отдушина, которая помогает восстановить силы.

С годами заметил, что с особым чувством возвращаюсь в родной город. В гостях красиво и нарядно, но дома лучше: тепло и уютно. Много чудесных мест в мире, но сердце мое принадлежит Ярославлю.

Мост Тиберия в Римини. Любимое место Федерико Феллини. Фото из архива автора.
Мост Тиберия в Римини. Любимое место Федерико Феллини. Фото из архива Владимира Скрабова.

Юрий Бойко

Этого гостя нам удалось пригласить с третьей попытки. На момент беседы он находится в должности заместителя губернатора Ярославской области.

 Кадровые изменения во власти

Ярославское сообщество давно хотело, чтобы всех высших чиновников выгнали и заменили на других. Ну, так получайте эксперимент! Это для области новый вызов: нам, несмотря ни на что, нельзя становиться архаичнее, нужно развиваться и двигаться вперёд.

На новом руководителе области теперь лежит большая ответственность за новую команду. Люди на это обывательски смотрят: того выгнали, этого поставили. А ведь у тех людей, которые пришли, есть свои карьерные траектории. Им отнюдь не хочется уйти из области с волчьим билетом. За ними пристально наблюдают. Среди новой команды есть молодые люди, которые не собираются завтра на пенсию уходить. Многие впервые получили такие серьёзные должности. Им хочется что-то сделать для области, получить позитивный бэкграунд. Но, кроме новичков, в новой команде есть и федералы с большим опытом.

Ко всему надо без эмоций, цинично и логично подходить, искать плюсы и минусы. Если говорить о плюсах новых назначений, то, во-первых, это приобретение связей и коммуникаций. Появился доступ к новым ресурсам. Если мы этим не воспользуемся, то нас ждёт очередной эксперимент.

Уже сейчас можно сказать: новое руководство умеет действовать в федеральной динамике. Некоторые сотрудники аппарата власти начинают жаловаться, что теперь больше работать приходится. А в Москве чиновнику и ночью могут позвонить, чтобы срочно сдать проект или помочь оформить справку. Там умеют оперативно работать. Нам предстоит этому учиться.

Фото: Илья Бесхлебный
Фото: Илья Бесхлебный

Зоны роста Ярославской области

Сейчас в стране непростая ситуация. Общий тренд известен – промышленности меньше, услуг больше. Промышленность будет ещё больше диверсифицироваться. Этот процесс, к сожалению, зависит чаще всего не от ярославцев, а от людей извне, в том числе от иностранных партнёров, которые приносят инвестиции. Появился Komatsu. Развивается фарм-кластер. Но не надо обольщаться – это всё, в основном, делается для того, чтобы экономить на налогах, пошлинах, чтобы здесь товар произвести и нам же самим продать.

Старая промышленность будет умирать. Такой гигант, как Ярославский Моторный Завод, не может, конечно, исчезнуть за один день. Он умирает у нас на глазах, постепенно. В любом случае, в области всё больше будет развиваться постиндустриальная экономика.

Если говорить о сельском хозяйстве, то я, как человек, который провел детство в Ставропольском крае, могу сказать, что в этой сфере очень многое определяет климат. На Ставрополье что ни посади – всё вырастет. А Ярославская область – это зона рискованного земледелия. Чудес не бывает. В 90-е годы все надеялись, что вместо колхозов в эту сферу придут фермеры, мелкие хозяйства, что эта область заметно изменится в лучшую сторону. Но, географический фактор очень сложно преодолеть. Поэтому выжили на этом рынке, в основном, большие агрохолдинги. Здесь можно привести в пример «Вощажниково», «Волжанина», который занимает в своем сегменте 2 место в ЦФО.

У нас есть потенциал для развития производства экопродуктов: рядом 15-миллионная Москва. Есть возможность подхватить этот тренд. Вполне допускаю, что эту нишу займут мелкие производства, которые будут изготавливать свежие экологичные продукты для людей с достатком.

Но, надо понимать, что даже приложив все необходимые усилия для развития сельского хозяйства в регионе, мы никогда не будем лидерами в этом сегменте. Может, на 2-3 % увеличим долю его влияния на экономику области, но существенного перекоса, в любом случае, не будет.

Международное сотрудничество региона

Мода на города-побратимы появилась в 1980-е. Я считаю, что сейчас от романтизма надо уходить к прагматизму. Зачем нам нужны эти международные связи? – таким вопросом мы должны задаваться организуя очередную поездку, встречу, обмен.

Активность муниципалитета по городам-побратимам у нас на 99% чисто туристическая. Я сам, когда был мэром, ездил в американский город-побратим Ростова: Стивенс-Поинт. Мы установили связи, дети из Ростова ездят туда учиться, изучают язык. Но эти и другие существующие связи на сегодняшний момент не создают входящий поток туристов в наш регион.

Есть, конечно, и положительные примеры. Недавно состоялась встреча с послом Израиля. Приезд посла был связан с 100-летием синагоги и открытием новой. По итогу могу сказать, что, кроме обычных слов о дружбе и межкультурном взаимодействии, появляются и точки роста. Говорили и о производстве, о фирме «Teva», находящейся в фармкластере. Эти связи можно использовать для развития региона. Другой пример – это Леонид Блаватник, который закончил школу №33 в Ярославле, а теперь ищет возможность помочь ей: отремонтировать, учредить соответствующий фонд.

Фото: Илья Бесхлебный
Фото: Илья Бесхлебный

Ростов Великий: экс-мэр о городе

То, что было в Ростове десять лет назад и то, что есть сейчас – разные вещи с точки зрения инфраструктуры, включенности малого бизнеса в туризм. Открылись гостевые дома, бизнес активно благоустраивает среду, восстанавливает купеческие особняки. Поменялись целые кварталы. Если бы не случился экономический кризис, то через 10 лет вообще бы не осталось ветхих заброшенных памятников. В итоге, за относительно небольшой период, турпоток увеличился в 2,5 раза и теперь составляет порядка 600 000 человек в год.

Но на этом нельзя останавливаться. Нужно анализировать запросы туристов, развивать промышленность. В Суздале и Плёсе просто деваться некуда. Все дома там – гостевые. Жителям этих городов негде работать, кроме как в сфере туризма. Но 30-тысячноенаселение Ростова нельзя прокормить одним туризмом. Пока его доля в экономике города составляет только 10-15%.

Что с промышленностью? Есть оптико-механический завод, который умрёт через 15 лет, если не будет модернизации и новой продукции. Сейчас он во многом держится на плаву только из-за существующей геополитической ситуации. Есть «Атрус», вышедший на межрегиональный уровень, есть Р-Фарм, который в следующем году запустится.

Если вернуться к проблеме туристической привлекательности Ростова, то тут очень многое зависит от собственника. К юбилею города мы отремонтировали улицу Ленина. И что вы думаете? Всё покосилось, никаких палисадников… Ситуация с набережной озера Неро такая же, как с улицей Ленина: к юбилею сделали 300 метров участка вдоль озера. Переходишь мост – лопухи и запустение. Мы помогли одному предпринимателю открыть там кафе. Ещё 50 метров «отбили». Скоро новый форпост: гостиница. Ещё 300 метров отвоюем.

Моё глубокое убеждение: всё зависит от хозяина. В течение семидесяти лет нашей истории хороших собственников ссылали и расстреливали, нельзя воспитать этот новый культурный класс за 20 лет.

Если говорить о бизнесе, то нужно понимать, что ни мэр, ни муниципалитет не может оказать ему существенную помощь. Это возможно только при наличии желания у самого предпринимателя. Можно получить льготу по земле (это порядка миллиона), льготу по налогу на имущество (это ещё порядка 5 миллионов). Но для серьёзного бизнеса это не деньги. Серьезный бизнесмен – это, прежде всего, профессионал. Он должен уметь четко сформулировать проблему. Тогда его проект и в инвестиционную программу включить можно, и оказать реальную помощь с продвижением.

P.S. Сказано на Кофесреднике

 Одним из критериев, по которому я оцениваю успешность своей работы, является общественная полезность. Может быть, я в будущем перейду в ту сферу, где результат моей деятельности будет более очевидным лично для меня. Трудно работать, когда не видишь прямого результата. Это внутренний конфликт, который мешает и, одновременно, заставляет развиваться, идти дальше.

С родителями, принимая карьерные решения, я никогда не советовался. Правда, один раз – когда баллотировался на мэра Ростова – я, всё-таки спросил, что они об этом думают. Однако к тому моменту я уже сделал выбор. Моя мать – преподаватель ВУЗа, а отец – офицер. На политические реалии они смотрят с высоты своего жизненного опыта. А тут нужен профессионализм. Спасибо им за воспитание, но в карьерной сфере все решения я принимаю самостоятельно и ответственность за них целиком лежит на мне.

Фото: Илья Бесхлебный
Фото: Илья Бесхлебный

Виктория Марасанова

В гостях у Кофесредника доктор исторических наук, председатель Ярославского городского отделения ВООПИиК, заведующая кафедрой рекламы и связей с общественностью ЯрГУ Виктория Марасанова.

Единственный историк в семье

Родилась на Дальнем Востоке, в городе Благовещенске, о котором мало кто слышал. В Ярославль с 1970-х годов постепенно переехала вся семья. Живу здесь уже 33 года. История и культура этого города поразили меня сразу и навсегда. Это, конечно, повлияло на то, чем сейчас занимаюсь.

Историков в моей семье нет, все – медики. В школе была отличницей, больше всего нравились химия и история. А в итоге выбрала истфак ЯрГУ. В 1988 году закончила специалитет, в 1990 защитила кандидатскую, в 2005 – докторскую.

Фото: Евгений Иванов
Фото: Евгений Иванов

Популяризация истории

В наше время в Интернете есть очень много информации: статьи, книги, фильмы. А когда знаешь, что в любой момент есть возможность «загуглить», то откладываешь этот момент на потом. Трудно сказать однозначно, какие должны использоваться формы для того, чтобы привить любовь к истории. Мне кажется, нужно не просто создавать журналы, сайты, реставрировать памятники, а привлекать к этому молодёжь. Вовлеченность в процесс оставит больший след в памяти, чем простое информирование.

Что же касается классических форматов, то здесь можно отметить журналы «Дилетант» и «Историк». Люблю рубрику «Ответы на вопросы читателей» в журнале «Вокруг света». Я глубоко убеждена, что всегда нужна обратная связь. Иначе как узнать, что интересует аудиторию?

Ещё один пример – серия «Библиотека Ярославской семьи». Это профессиональное, прекрасно иллюстрированное издание, которое имеет своих читателей. Жаль только, что том по истории обрывается на временах «перестройки», и последних 25 лет развития России и Ярославского края в нём нет.

Музейное дело: традиции и современность

Посещение современного музея должно продумываться также, как, например, посещение торгового центра. Обязательно нужно, чтобы были созданы все необходимые условия для гостей. Пусть в музее будет платная столовая, а сами входные билеты– бесплатны. Это нужно делать не для пополнения кассы, а для других, просветительских и культурных, целей. Тогда у людей сформируется привычка ходить в музей. При этом важно, чтобы экспозиция и мероприятия были ориентированы не только на туристов, но и на жителей региона, которые заинтересованы в изучении его истории и культуры.

Исторический музей – это город в миниатюре. Когда ты через него прошёл, обязательно узнал что-то новое. В любом музее, как и в городе, есть свои достоинства и недостатки. Я посещаю музеи во многих городах, но не могу назвать любимый, их много… В Ростовском музее, например, очень хороший археологический материал, который при этом прекрасно подан.В то же время, мне нравятся те новые форматы, который ищет и предлагает наш Ярославский музей-заповедник. Например, фестиваль «Кинолето», который проходил в этом году.

Очень сожалею, что в Ярославской области нет примеров того, чтобы место, где прошли археологические раскопки, не засыпали, а открыли для просмотра под куполом или как-то ещё. А ведь это очень сильно привлекает внимание людей. В Москве и Казани и других городах такие места есть.

И всё-таки новации должны сочетаться с традиционными музейными форматами. Необходимо, чтобы понятия «аутентичность», «уникальность», «неповторимость» остались в культуре и в музеях. Это возможно только при помощи знакомства с подлинником. Такие экспонаты отличаются от того, что представлено в интерактивном музее: их нельзя трогать руками, нужно относиться к ним бережно, понимая их ценность.

ВООПИиК

На данный момент нашу организацию можно назвать самой влиятельной и массовой в сфере охраны культурного наследия. Конечно, есть государственные органы, которые занимаются теми же вопросами, что волнуют нас. Если бы они справлялись своими силами, мы были бы не нужны. У нас в области 4700 памятников, 3000 из них требуют экспертизы. И на них всего 19 чиновников! Хорошо, что в ВООПИиК есть активисты, которые занимаются разными объектами. Кто-то Петропавловским парком, а кто-то ратует за дом-усадьбу Коковцевых. Для каждого объекта нужно искать свои сценарии решения проблем.

Я считаю, что на этом пути нужно объединяться. Один гражданин ничего не может сделать. Когда обращаешься от имени общественной организации, то на обращение смотрят по-другому, учитывая, что ты выражаешь не только своё личное мнение, но и мнение общественности.

Если честно, я сама не сразу пришла к тому, что нужно защищать памятники. Согласитесь, иногда смотришь на старое здание и видишь только трещины. Это надо в себе убирать, учиться видеть красоту. Когда начинаешь узнавать памятники, невозможно не стремиться улучшить их состояние. Подаёшь бумагу в нужные инстанции, разбираешься, почему тебе отказали… Главное на этом пути – не растерять оптимизм.

Членский билет ВООПИиК
Членский билет ВООПИиК

Ярославия

В 2017 году в нашей области планируется открыть 270 новых музеев! И иногда в гонке за количеством «музеев» размывается сам термин. В связи с этим уместно говорить о феномене «парамузеев», об «учреждениях музейного типа» и т.п. К сожалению, их создатели иногда просто не знают о том, что у музея должна быть концепция. У них подчас много энергии, но мало знаний. Мы, историки, и музейные сотрудники в этом случае готовы дать консультацию, но к нам не всегда обращаются. А почему человеку нравятся самые разные музеи? Утюги, самовары, другие предметы в мире существуют хаотично, а в музее всё на своих местах. Однако если просто разложить вещи по комнате – это не будет музеем. Нужна концепция, продуманный тематико-экспозиционный план, который нужно корректировать, ориентируясь на аудиторию.

«Мологский край – место Ситской битвы», на мой взгляд, очень перспективный проект. Великолепный ландшафт, прекрасная природа… В этих местах возможен эко- и событийный туризм. Можно создать прекрасную площадку для проведения исторических реконструкций. Такое позиционирование позволит подавать заявки на Федеральные программы.

Во всех таких проектах очень важна инфраструктура: дороги, отели. Это всё откладывается в памяти и влияет на то, приедет человек ещё раз или нет. Когда мы были в Мышкине, то зашли в один из местных ресторанов. Второй раз не придёшь: грязно и дорого. У соседей не лучше. Надолго запомнится мне потрясающий Кириллов монастырь. А вот гостиница, увы…

P.S. Сказано на Кофесреднике

Я была бы против установки памятника Ивану Грозному, если бы был задан прямой вопрос, но это не означает, что теперь его нужно сносить. Если народ проголосовал, и мы доверяем результатам этого референдума, значит, для большинства жителей Орла это нужно и важно.

С появлением новых технологий у многих появилась возможность писать о происходящем и об истории публично. Смотреть на события нашего времени отстранённо нам мешает вовлеченность в них. Наверно, мы думаем о своём времени не так, как будут думать о нём потомки. А ведь наша повседневность – тоже часть истории. Её будут изучать, отбирая видео-, аудио-, Интернет-источники.

Фото: Евгений Иванов
Фото: Евгений Иванов

Игорь Казин

Осенний сезон Кофесредника открывается Игорем Евгеньевичем Казиным – генеральным директором компании «Яроблтур», который уже 30 лет работает в сфере туризма.

Из обкома – в турбизнес

В Ярославль – родной город моей жены – переехал жить в 1984 году, сразу после окончания Брянского института по специальности «Динамика и прочность машин». Сначала устроился работать на ЯЗТА, но затем, когда для нашей семьи остро встал квартирный вопрос, перешёл в обком комсомола на более выгодную в этом смысле должность. Вместе со мной там трудились известные ныне в области люди: Сергей Алексеевич Вахруков, Сергей Николаевич Ястребов, Владимир Иванович Симонов.

В 1986 году я начал работать в ярославском филиале столичного турбюро «Спутник». Семь отделений этой организации, расположенных в разных концах страны, вошли в эксперимент по хозрасчету – бюро фактически начало превращаться в бизнес-сеть. На руку нам сыграло то, что на волне перестройки власти стали открывать выезды за рубеж. Пока профсоюзный туризм и бюро «Интурист» ничего не предпринимали, мы активно продавали туры, занимались вопросами визовой поддержки. Кроме того, через нас завязывались отношения с городами-побратимами Ярославля: Ханау, Касселем, Ювяскюля.

Новому поколению трудно представить, с какими сложностями сталкивались советские граждане, пытавшиеся выехать за рубеж. Сколько документов нужно было собрать, чтобы получить разрешение на выезд! Я тогда целые пачки бумаг носил в обком комсомола: оформлял выездные документы для спортивных молодёжных команд, которые стремились попасть заграницу на соревнования.

Яроблтур

В 1994 году по просьбе Сергея Алексеевича Вахрукова я покинул «Спутник» и ушёл работать в «Яроблтур». Сначала мы получали госзаказы. Занимались проектом реконструкции гостиничного комплекса «Дружба» (сейчас – гостиница «Медвежий угол»). Нами были найдены эксперты, установлены связи с американскими коллегами. Ещё один важный госзаказ, которым мы занимались – разработка положения по развитию туризма в области. Тогда в регионе еще не было структур, занимавшихся этой сферой.

Но вскоре стало ясно, что государственная линия, на которую мы сначала ориентировались, не даёт нам импульсов для роста. Вмешались многие факторы: тяжёлая экономическая ситуация, региональная политическая борьба. Это и подтолкнуло нас начать самостоятельно развиваться. Первые офисы продаж мы открывали сами, затем изменили систему. Сейчас «наших» офисов осталось всего четыре. Остальные – это франшиза с фиксированными платежами. Однако некоторые расходы при этом всё равно общие, например, на рекламу. Иногда может понадобиться помощь узкого специалиста: лингвиста-переводчика, к примеру. В таких случаях офисы между собой активно взаимодействуют.

Новые условия

С 2014 года в сфере туризма начались серьёзные проблемы. Реакция мировой общественности на ситуацию с Крымом, хотим мы это осознавать или нет, является реальной проблемой. Туризм – это занятие для спокойного и мирного времени.

За два года мы потеряли половину объёма продаж по Крыму из-за трудностей с транспортом: транзит через Украину закрылся. Потом началась полоса банкротств крупных Московских туроператоров («Лабиринт» и др.). Соответственно, приходилось тратить ресурсы на юридические процедуры, суды. Следующий удар – падение рубля. Борьба на рынке Трансаэро, закрытие Турции и Египта также повлияли на ситуацию.

Чтобы не быть голословным, приведу некоторые данные. Все наши офисы росли на зарубежных турах. Последствием тех событий, о которых я говорил, стало сокращение их количества с 80 до 63. Раньше за сезон мы в среднем отправляли в Турцию 8000 человек, в Египет – 6000 человек, а в Грецию – 1200. Это немалые цифры для провинции. Как мы сможем заменить эти страны Крымом и Краснодарским краем, которые открыты для туризма не весь год, а только с мая по сентябрь?!

Все эти факторы, конечно, повлияли и на «Яроблтур», однако это влияние не фатально. Я с самого начала настраивал свою команду на то, что мы – малый бизнес. Сколько продадим – столько и получим. Экономическая ситуация изменилась кардинально. Теперь, когда я понимаю, что цена  на тур слишком высокая – я её снижаю, если она чересчур низкая – повышаю. Приходится приспосабливаться к новым условиям.

«Индивидуальный» туризм

Не так давно в мире возникло явление, которое мы называем «индивидуальный» туризм. Новое поколение, активно пользующееся интернетом, отказывается от посредников в виде туроператоров. Люди сами покупают билеты, бронируют отели.

Однако это вовсе не означает, что через несколько лет отпадёт потребность в туристических фирмах. Согласно мировой статистике, только 15%турпоездокможно отнести к категории «индивидуального» туризма. Стоит учесть, что самостоятельно путешествуют, в основном, достаточно обеспеченные люди, жители мегаполисов. Мы же ориентируемся на клиента из провинции. Массовые пакетные туры будут ещё долго востребованы просто потому, что они дешевле.

Кроме того, вряд ли индивидуальный турист сможет комфортно отдохнуть в стране с недостаточно развитой инфраструктурой. Элементарный пример: трансфер, который вы заказали самостоятельно в Арабской стране, по какой-то причине может к вам не приехать. А если вы летите с семьёй? Нужно исключить все возможные риски. «Индивидуальный» туризм не оставит нас без клиентов, если мы будем гибче выстраивать работу.

Промышленный туризм

Сейчас промышленный туризм становится перспективным направлением. Я настаивал на обсуждении этого вопроса у нас в торгово-промышленной палате. Несколько заседаний мы посвятили этой теме. Для того чтобы привести на предприятия туристов, там необходимо создать определённые условия: должно быть удобно, чисто. Желательно, чтобы на заводе находились музеи. В этом отношении грамотно работают Гиннесс и другие пивоваренные заводы Европы. Нужно, чтобы совпали интересы нескольких сторон. Такие туры должны быть выгодными как для промышленников, так и для нас, представителей турбизнеса.

Если говорить о Ярославской области, то у нас уже есть движение в этом направлении. Например, растёт интерес к шоколадной фабрике в Варегово. Мне кажется, такие экскурсии перспективны, в первую очередь, с точки зрения образовательного туризма для школьников. Это и отдых, и профориентация одновременно.

Привлечение туристов в Ярославскую область

Ярославцы в силу исторических и географических причин обречены принимать туристов: близость столиц, Волга, обилие культурных достопримечательностей. Вы наверняка заметили, что в выходные дни центр Ярославля полон туристами. Это факт. Нас посещают, в основном, столичные жители. Многие приезжают самостоятельно на личном автотранспорте или на поезде.

Что же касается иностранных туристов, то здесь дело обстоит сложнее. Какие туры в Россию продают в среднестатистическом европейском турагентстве? Москва, Санкт-Петербург, Байкал… Ярославля и других городов нашей области там не предлагают. Да и зачем иностранный турист поедет в Ярославль? Посмотреть на город церквей? Но ведь и Владимир, и Кострома, и все города Золотого кольца для туристов, особенно зарубежных, похожи друг на друга. Поэтому на глобальном рынке нам сложно конкурировать.

Чтобы раскрутиться, нужно приложить колоссальные усилия. Это и PR, и посещение выставок в мировых столицах, и присутствие в интернете на разных языках. Требуется системная работа, а на практике мы видим лишь точечные усилия. В настоящий момент возникли дополнительные проблемы: падение рубля, настороженное отношение к России в мире… И без того небольшой поток иностранных туристов снизился.

К сожалению, местные власти не хотят видеть эту проблему. Они рассуждают примерно так: промышленность, образование, здравоохранение и некоторые другие отрасли – это важно, а туристический бизнес  как-нибудь сам справится.

Однако есть очень хорошие, классические, я бы сказал, примеры того, как можно менять ситуацию. Так, Элеонорой Шереметьевой в Угличе приняты очень грамотные инфраструктурные решения. Это она привозила к нам в провинцию Чубайса, Лужкова, привлекала инвестиции, строила гостиницы. Возьмём другой пример. Мышкин. Там иностранец может увидеть то, что в других местах ему не покажут – русскую деревню, интерактивные программы и в центре всего – образ мыши. Правда, в экскурсионных программах начинают появляться перегибы, но, тем не менее, проект очень хорошо развивается.Не менее качественно сделана программа «Кукобой – родина Бабы-Яги».  Даже Вятское такого сильного эффекта не производит, как эти проекты.

В общем, у нас есть, что показать! Разнообразие, многобрендовость – это всегда интересно. Но мы должны понимать, что турист, особенно иностранный, может просто не знать, что существуют Углич, Вятское, Мышкин, Кукобой. Он, скорее всего, даже и название «Ярославль» никогда не слышал.

P.S. СКАЗАНО НА КОФЕСРЕДНИКЕ

Наш юг и Крым не могут на данный момент заменить Египет и Турцию: просто-напросто не развита инфраструктура. К тому же, мы не готовы к этому и ментально. Мы – большая великая страна. Люди у нас не любят и не умеют прислуживать. Поэтому и уровень сервиса, в среднем, очень низкий.

Фото: Евгений Иванов
Фото: Евгений Иванов

Игорь Блохин

Весенний сезон Кофесредника накануне традиционного июньского джаз-парохода закрывает заместитель мэра г. Ярославля по вопросам социально-экономического развития города Игорь Блохин.

О любимом бизнесе

Первое производство, в котором я принимал активное участие – это бутылирование безалкогольных напитков. Старт бизнеса пришелся на экономический кризис 1998 года. В то время в ярославском регионе уже давно существовала «Углическая вода» и появилась «Некрасовская» – они заняли на рынке свою нишу. Мы начали с двух видов продукции: «Богоявленская» и «Ярославская». Это газированные минеральные воды: одна с большей минерализацией, другая с меньшей. Объездили много различных производств, подобрали хорошее оборудование, собрали определенную сумму денег для его закупки. Было отремонтировано помещение, создан проект, набраны люди. К моменту закупки случился кризис, курс доллара резко подскочил. Но мы решили не отказываться от этого проекта и открыли маленький по сегодняшним меркам цех по розливу минеральной воды. В церемонии открытия принимал участие мэр города – Виктор Владимирович Волончунас. В течение очень короткого времени мы заняли лидирующие позиции на Ярославском, а затем и на региональном рынке, получили много наград на Нижегородской и других ярмарках. Следующим этапом было производство линейки лимонадов. Затем мы создали серию напитков на натуральной основе. На пике у нас было около 100 рабочих мест.

Бизнес развивается циклически. Каждые 5-7 лет необходимо переоборудование основных фондов. Нужно вкладываться снова, менять оборудование. Если ты этого не сделал – происходит падение. Это примерно то, что сейчас происходит с «Некрасовской» и «Углической» водой. И как раз тогда, когда мы были на пике, у нас состоялся совет учредителей. Было принято решение продать бизнес. Это достаточно популярный и известный путь. Можно вести бизнес всю жизнь, а можно создать краткосрочный проект, довести его до пика и продать. Плюс мы обеспечивали работой компании-оптовики. В то время был развит рынок оптовых продаж, московские сети еще только начинали создаваться.

Параллельно мы начали развивать свою сеть «Лотос-М», потом – «365». Первыми в Ярославле стали строить минимаркеты (на Волгоградской, у Гиганта). Строили их и продавали площади, а сами вкладывались в супермаркеты, торговые центры. Предприниматели работали на этих площадях, а мы учились. В какой-то момент поняли, как самим заниматься торговым бизнесом, перестали сдавать магазины в аренду и перешли на другой уровень развития бизнеса: стали самостоятельно развивать своё дело в торговле. Мы создали сеть продовольственных магазинов, которая сейчас, наверное, является самой крупной местной сетью в регионе.

Развитие Ярославля

Важно понять, что мы хотим сделать с городом и каким хотим видеть Ярославль в перспективе. Что будут делать люди в этом городе? Как они будут жить? Если замкнёмся, не будем развивать туризм и связи с другими городами, перестанем перенимать опыт других муниципальных образований России и зарубежья, то очень скоро существование города прекратится. В моем понимании скоро – это через 50-100 лет. Город с тысячелетней историей, если ничего сегодня не делать, потихонечку может «скукожиться».

Возьмем для примера Костромскую область. Если сегодня посмотреть на то, как она развивается и где сейчас осталась жизнь, то окажется, что это небольшая окрестность вокруг города Костромы. Через 100 лет Костромы не будет – люди оттуда уедут. У китайцев есть очень хорошая пословица: «Есть люди – есть деньги». Поэтому так важно привлечение в Ярославль туристических потоков и обеспечение комфортного проживания жителей города. Это взаимосвязанные вещи.

Мы уже полгода ведем переговоры о строительстве большого парка развлечений на территории города. Это серьезнейший проект, который может вообще поменять наш город и регион с социально-экономической точки зрения. Может произойти так называемый «эффект Орландо». Чем славится Американский город Орландо? Ответ прост – это город, вокруг которого расположены парки развлечений. Там 8 парков Диснея, 2 парка Universal и Six-Plex. Люди едут туда всей семьей и оставляют там свои деньги. Если в Ярославле будет парк развлечений на площади 90-100 га, вся экономика города заработает по-другому. Это будет якорем экономики города.

Города-побратимы

Я за развитие и максимальное использование дружеских побратимских отношений. Человек, который никогда в жизни не был за границей, после возвращения из поездки в один из городов-побратимов меняется. Те иностранцы, которые приехали к нам в Ярославль, посмотрели какие мы, как живём – тоже меняют свое отношение к россиянам. Чем больше программ культурного обмена, тем лучше. Я знаю очень много примеров, когда на неофициальном уровне завязываются хорошие взаимоотношения, в том числе тесные бизнес-контакты.

Как развиваются побратимские связи сейчас? Делегация из китайского Нанкина, состоявшая из спортсменов и членов муниципалитета, в этом году была у нас на Дне города. У Ярославской области с соответствующей провинцией подписано соглашение «О дружбе и взаимном сотрудничестве». Недавно состоялось подписание документов с Бургасом (Болгария). Сейчас прорабатывается вопрос установления дружеских отношений с одним из чешских городов. Надеюсь, что уже осенью состоится приезд большой делегации из Чехии.

Недострой: Ярославль-сити

Есть проект застройки этой территории, есть собственники, которым принадлежит земля. Согласно проекту, на месте Ярославль-сити возникнет комплекс жилых зданий, а существующее здание будет частично разобрано. План работ уже существует на бумаге, сейчас подписываются разрешающие документы. Идёт дискуссия по поводу высотности и возможности строительства жилых домов в этой зоне. Дело в том, что там расположен силикатный завод, а рядом находятся заправка и железная дорога.

Градозащитники спорят с собственниками. Я бы такие вопросы выносил на референдум. Есть инвестор, у него – проект. Это уже его коммерческие риски: поедут люди сюда жить или нет. В текущий момент идет «футбол»: в суд подают то одни, то другие. Назревший общественный конфликт требует решения.

Недострой: гостиница «Чайка»

Это тоже инженерно-техническая зона. Здесь развивается транспортная инфраструктура. Есть собственник. Конечно, на сегодняшний день, если мы говорим о праве собственности, то мы должны защищать его. Но нужно помнить, что этого здания не должно было быть априори, но кто-то когда-то разрешил его строить. Город был готов выкупить землю за адекватную цену. Собственник сейчас понимает, что это изумительный с точки зрения расположения кусок земли, и запрашивает неимоверную цену: начиная от миллиарда, заканчивая 300 млн. рублей. У города таких денег нет. Кроме того, нужно учитывать и затраты на снос здания.

Эта проблема, конечно, имеет решение. На сегодняшний день мы ведем разработку проекта транспортной развязки с Малой Пролетарской, и она, возможно, пройдет прямо по этому зданию. Чтобы повернуть на Малую Пролетарскую, нужно очень долго ждать. Если мы сделаем виадук, пересекающий Московский проспект, то это на какое-то время решит транспортную проблему на этом участке.

Есть второе решение – существующее предложение о строительстве в пойме реки Которосль суперсовременного европейского кемпинг-парка. Инвесторы готовы вложить 150 млн. рублей для того, чтобы построить кемпинг-парк и включить Ярославль в международную карту караванеров (людей, живущих в домах на колёсах). В случае его реализации, в течение года к нам в Ярославль приедет около десяти тысяч туристов. Кемпинг-парк – это место отдыха не только туристов, но и самих ярославцев: там можно сделать хорошую зону для лазанья по деревьям, волейбольные площадки, футбольные поля, теннисные корты, летнюю веранду.

И одновременно с этим существует идея строительства крупного волейбольного центра на 5000 посадочных мест от Федерации волейбола России. Такой комплекс сможет проводить крупные волейбольные соревнования. Авторы идеи готовы завести сюда свыше 700 млн. рублей, построить центр и самостоятельно решить проблему с существующим владельцем. Это тоже проект, который находится в работе.

Недострой: площадь Труда

На этом объекте уже третьи владельцы разорились. Недавно состоялся вывод этого актива из конкурсной массы и продажа его на аукционе. Сейчас эта процедура оспаривается следственным комитетом, прокуратурой и кем-то еще. Два здания продали всего за 20 миллионов, хотя долговая масса там свыше 200 млн. (у банкрота). Дело мутное, всё в судах, в банкротстве. Мы хотели сами выкупить эти здания, достроить и перенести туда мэрию. Но это проект остался на уровне проекта.

Мы всё время говорим, что мэрию надо перемещать. Мне кажется, это возможно. Если бы вам лет 5 назад сказали, что департамент городского хозяйства уедет из здания гостиницы Царьград на Андропова или Кировская администрация покинет своё здание, то вы бы не поверили. Но всё это состоялось! Может, это и не известно широко общественности, однако мы увозим чиновников из всех исторических зданий, которые находятся на улице Андропова и на Депутатской. Департамент образования, который расположен на Волжской набережной, мы тоже перевезем.

Покупка земли для нас на данном этапе слишком дорогое удовольствие. Плюс порядка 300-400 млн. придётся потратить на достройку. Проект, больше смахивающий на авантюру. Если нельзя достроить, наилучший вариант – это снос зданий и освобождение площади, возвращение ее к первоначальному виду.

P.S. Сказано на Кофесреднике

Ещё один хороший проект, которым я хочу с вами поделиться. Есть план: сделать ещё одну точку притяжения ярославцев и гостей города рядом с Миллениумом, парком 1000-летия и запланированным музеем истории. Мы хотим поставить на этом месте колесо обозрения высотой 65 метров. Если вы бывали в других крупных городах России и мира, то, наверное, обращали внимание, что почти в каждом есть большое колесо обозрения, которое является неформальным центром. Правда, не все согласны с таким проектом.

Мне бы очень не хотелось, чтобы центр города превратился в мавзолей, а сам город через 100 лет умер. Конечно, важно сохранить исторический центр, но не менее важно развивать новые объекты и технологии.

Фото: Евгений Иванов

Фото: Евгений Иванов

Юрий Ваксман

Первый день лета в год Российского кино встречаем с известным актером и кинопродюсером Юрием Ваксманом.

Стыковка с Ярославлем

После окончания театрального училища в Воронеже у меня были приглашения от ТЮЗов со всего Советского Союза: Орел, Кишинев, Одесса. Я тогда был очень худой, маленький и хорошо подходил для детских ролей. В Ярославль меня позвал Сергей Викторович Розов, здесь в 1983 году как раз открывался новый театр, здание для которого строилось в течении 20-ти лет. Перспективы хорошие: квартира, близость Москвы. Но, не только поэтому я выбрал Ярославль. Это ещё и родина отца, деда, которого здесь его в 30-х годах расстреляли… Он был начальником политотдела военного училища, там, где сейчас Казармы. А бабушка преподавала в медицинском училище.

Я помню свой первый приезд сюда летом 1982 года и возникшее тогда резкое неприятие города. Я неожиданно поймал себя на мысли, что все вокруг пьяные, а пространство на улице наполнено нецензурной бранью. Это особенно чувствовалось на контрасте с миллионным, интеллигентным Воронежем. Возможно, это была просто случайность. Сначала подумал: «Я здесь надолго не задержусь».

В ноябре ушел в армию, где со мной служило много ребят из Ярославля. Мы очень сдружились, и отношение к городу стало меняться. Потом появилась жена, работа в театре. Все вокруг были молодые, интересные, разные. Это во-многом была заслуга Розова. Очень много интересных мероприятий проходило в 1980-х годах. Жизнь кипела. Потрясающие директора: что в театре Волкова, что в филармонии. И это ощущение постепенно поменяло моё отношение к городу. Несколько лет мне понадобилось, чтобы увидеть Ярославль как культурный центр и влюбиться в него.

Из российских городов Ярославль теперь для меня самый родной и любимый. Москву раньше любил больше, сейчас – меньше. Суета мне нравится, а вот хамство и жлобство – нет. Питер до сих пор люблю, но жить бы там тоже не хотел.

Если говорить о других странах, то есть два места, в которых мне комфортно – это Франция и Грузия.

Киноклуб Рэма Юстинова

Помню, как перед уходом в армию – в 1982 году – я попал в киноклуб Рэма Юстинова в доме культуры Ярославского электровозоремонтного завода. Были организованы показ картины «Пловец» и встреча с её режиссёром Ираклием Кварикадзе. За месяц или за два до этого в киноклуб приезжал Андрей Тарковский. В 1979 году, как мне рассказывали, заезжал сам Владимир Высоцкий. В клубе собиралась вся интеллигенция города, после каждого показа шли дискуссии, обсуждения. Внутри была потрясающая атмосфера: маленький зальчик, баранки, два огромных самовара, рельсы, камеры, большой экран…

У нас в Воронеже был киноклуб на базе хорошего кинотеатра. Показывали отличные кинокартины, оттуда, кстати, и пошла моя любовь к кинематографу. Но такой атмосферы, как у Рэма, там, конечно, не было.

Фото: Евгений Иванов
Фото: Евгений Иванов

ЯрСинема

С «ЯрСинема» получилась совершенно авантюрная история. Проект назван так, поскольку название «Ярфильм» занято группой каскадеров. В 1999 году был создан камерный театр под руководством Владимира Воронцова. Сначала нас было двое: я и Владимир Гусев, потом присоединились другие люди. Было ясно, что в кино нас просто так не возьмут. Тем не менее, нас приняли на съемки сериала «Общага» с бюджетом 10000$ за серию. Это прототип «Универа», только более качественный. В стране появлялись деньги, киноиндустрия в Москве оживала и, как следствие, появлялся спрос на наши услуги. Стало ясно, что съемки в Ярославле позволяют оптимизировать бюджет картины.

К 2008 году мы поняли, что если мы и дальше будем работать на вторых-третьих ролях, то это не принесёт ни развития нашему бизнесу, ни творческого удовлетворения. И мы решили попробовать снять своё кино. У меня была идея «Клоунов»: трагическая история про циркачей, которые остались без работы и потеряли место жительства. Изначально проект был социальным, но сценарист, который за него взялся, немножко все перевернул. Думали, что работать над проектом будет один режиссер, но за две недели до начала съёмок он отказался, и нам пришлось вызвать команду наших близких друзей из Украины. За две недели они переделали сценарий и приступили к съемкам. На реализацию наших идей нашлись деньги: компании «Anna Domini» понравилась идея, и они решили устроить себе разминку перед съемками «Ярослава Мудрого». Это была наша первая картина.

После съемок «Клоунов», когда картина была на постпродакшне, я обратился к хорошим знакомым из Воскресенска с предложением снять что-нибудь ещё. Это было в 2008 году, еще до кризиса. Они дали денег, и мы приступили к работе сразу над тремя картинами. В Киеве мы сняли «Гербарий Маши Колосовой» – историю про женщину, которая всё имела в жизни и всё потеряла. «Снег на голову» – это новогодняя история, наш ответ на «Иронию судьбы». Начинали снимать в Киеве, но поняли, что пролетаем с деньгами, и съёмки переехали в Ярославль. Его, кстати, купил телеканал Россия-1. Все картины были сняты в разных жанрах. В этот момент мы надеялись, что всё склеим, каждую картину продадим, заработаем денег и потом будем уже работать серьёзно. Но всё оказалось не так просто. «Гербарий Маши Колосовой» купила только Украина. Полтора-два года работали на приёмах (приём – это полный цикл: съемка, монтаж, постпродакшн), чтобы отработать долги. Тем не менее мы и театр не бросали: каждый год ставили что-то новое.

Фото: Евгений Иванов
Фото: Евгений Иванов

«Гидравлика»

В 2010 году те же друзья из Воскресенска предложили сделать что-нибудь серьёзное. Как раз тогда Евгений Серов – мой хороший друг, с которым мы вместе в ТЮЗе играли – принес пьесу своего товарища «Гидравлика». Мы решили снять кино на этот сюжет.

Это был первый российский фильм, снятый на цифровую камеру. Его мы тоже не продали, но получили большое удовольствие от качественно сделанного проекта. Сбылась мечта сделать что-то серьёзное, фестивальное. Эта работа попала на Шанхайский кинофестиваль в числе 15 отобранных картин. Отбор осуществляется из 120 тысяч фильмов.

Главную роль по изначальной задумке должен был играть Дмитрий Марьянов, но он в то время попал в проект «Ледниковый период» на Первом канале. И мы, к сожалению, не смогли согласовать время. И тогда родилась идея пригласить Андрея Мерзликина, с которым оператор картины Андрей Найденов учился в одном потоке. Нам нужно было всего 14 дней. Он как раз был без работы, приехал, прочитал сценарий и согласился, хотя и не сразу. Первые 2-3 дня было тяжеловато. Считаю, что это лучшая работа Андрея в российском кино на сегодняшний день. У него были хорошие картины, но эта – лучшая, потому что амплитуда роли выстроена замечательно. Вместо Ирины Лачиной, кстати, в нашей картине могла бы сниматься Чулпан Хаматова.

Сейчас мы понимаем, что, может быть, нужно было сделать картину менее театральной, дать больше «воздуха»: видов города под музыку. Но главная проблема оказалась в том, что кто-то слил фильм в интернет раньше времени. Не случись этого, судьба картины сложилась бы несколько иначе.

Текущие проекты

Сейчас мы получаем заказы от телеканалов, создаём большое количество сериалов. Но отмечу, чтобы не было иллюзий, что мы работаем в дешёвом сегменте. Стараемся снимать за те деньги, которые есть. Конечно, в этом случае страдает творчество. Но могу без всякой скромности сказать, что «ЯрСинема» – единственная компания в провинции, которая, кроме приёма, производит свои картины. Например, могу порекомендовать наш фильм «Прадед», полностью снятый в Грузии. В этом году сделали короткий метр про 1942 год, сейчас находится на постпродакшне. А на приеме мы сейчас можем производить в параллели 2-4 картины.

В Москве обо мне ходят легенды, что я в город никого не пускаю, режу колеса, арестовываю людей и сажаю их в камеры. На самом деле, есть 3 или 4 компании, с которыми я близко дружу, для них многое мы вообще делаем бесплатно. Взамен они приглашают в свои картины актеров нашего театра, а также Волковского, ТЮЗа. С другими компаниями работаем на коммерческой основе, но даже эти деньги чисто символические, если им нужно в городе доснять один-два дня. Некоторые и с большими проектами пытаются заходить самостоятельно, но потом всё равно ко мне возвращаются. Вот, например, вы пустите к себе в квартиру незнакомую съемочную группу из 60 человек? А меня все знают, я за свои проекты отвечаю. Всё в итоге держится на человеческих отношениях.

Кинозал в Камерном

У нас в театре на первом этаже была одна комната, когда-то я держал там костюмы. Однажды, когда появилось немного денег, я предложил своему партнеру Михаилу Захарову сделать там кинозал на 50 мест. Сначала планировалось использовать его для коммерческих показов, но когда увидели уже готовый чистенький зал, то стало жалко пускать сюда зрителей и решили использовать его для себя: отсматривали там рабочие материалы или просто хорошее кино. Затем стали собирать ежегодный кинофестиваль. Сейчас обсуждаем с Андреем Алексеевым возможность создания тематического кинотеатра, чтобы зал был «живой». Например, неделя Бунюэля, неделя Чаплина, немое кино в сопровождении тапера и т.п. По сути это продолжение проекта Рэма. Хотим сделать наш зал настоящим центром кино.

Этим летом совместно с киноклубом «Нефть» мы запускаем проект «Нефть в Камерном». Зрители сами отбирают отечественные картины, которые показываются 100 дней подряд. По большому счету, я могу сказать, что все, что делается в сфере популяризации кино в городе на сегодняшний день – это проекты Андрея Алексеева. Киноклуб «Нефть» безумно интересен разнообразием, подходом, вниманием к «штучному кино». Главное, что после просмотров люди остаются и обсуждают. Существование такой площадки очень большой плюс для города.

 P.S. Сказано на Кофесреднике

  • В 1990-е годы в Ярославле кипела культурная жизнь. В экономике был спад, а в такие периоды как раз и возникает потребность в человеческом общении. Люди объединяются вокруг культурных ценностей. Город жил, город боролся. Это вообще особенность Ярославля: он всё пытается сделать самостоятельно.
  • Очень жалею о том, что не удалось сохранить Советский Союз. Мы могли бы жить вместе дальше, может быть, за исключением Прибалтики. И это имело бы много плюсов с точки зрения экономики: был бы внутренний рынок, производство. Все в мире сейчас наоборот объединяются, а мы разошлись и много на этом потеряли. Очень сильно пострадали от этого культура, искусство.
  • Я понял в своей жизни одну простую вещь: всё самое интересное происходит тогда, когда решаешься на авантюру. Как это странно ни звучит, но чем авантюрнее идея, тем больше шансов, что она будет реализована.
Фото: Евгений Иванов
Фото: Евгений Иванов

Ларри Стивенс

В гостях у Кофесредника Ларри Стивенс – активный участник общества дружбы между городами-побратимами Ярославлем и Берлингтоном (штат Вермонт, США).

Города-побратимы

Идея дружбы между нашими городами изначально возникла у мэра Берлингтона Берни Сандерса. Побратимскую программу возглавила Морин Шеппард. Затем, в 1991 году, я познакомился с руководителем ярославского джазового центра Игорем Вячеславовичем Гавриловым. Это событие вдохновило меня более пристально изучить Ярославль и его культуру. Первая моя поездка сюда состоялась в 2001 году.

Эволюция Ярославля

За пятнадцать лет ваш город очень изменился. В 2001 году на улицах было пустынно: не было ни машин, ни велосипедов, ни кафе. А сейчас Ярославль можно сравнить с Москвой, Нью-Йорком и другими мегаполисами. Жизнь кипит: вокруг рестораны, кафе, красиво одетые люди. Но главное даже не это. Люди – и молодые, и пожилые – стали больше улыбаться. Стереотип о хмурых русских больше не работает.

Приехав в Ярославль впервые, я заметил, что когда горожане идут семьёй, впереди всегда идёт женщина – суровая и серьёзная. А сзади плетётся грустный мужчина, потупив взгляд.  Теперь семейные пары ходят по-другому: держатся за руки, смотрят прямо, улыбаются. Причём это не только молодёжь. Люди те же самые, но отношение к жизни стало более позитивным.

Фото: Андрей Комиссаров
Фото: Андрей Комиссаров

Русская культура

В этом году Игорь Гаврилов пригласил меня принять участие в акции «Бессмертный полк». Весь маршрут я прошёл вместе с ним и его семьёй. Они держали в руках портреты своих родственников-ветеранов. Я не чувствовал себя посторонним среди большого количества людей, напротив – ощущал близость с русским народом. В США есть особая дата, когда мы вспоминаем жертв войны – Memorial Day. Я принимал участие в разных мероприятиях, проходящих в этот день, когда был ещё школьником. И вот теперь, спустя много лет, на акции «Бессмертный полк», я снова соприкоснулся с темой войны.

Если говорить конкретно о Ярославле, то мне кажется, что культурная жизнь здесь кипит. В прошлом году меня поразил спектакль «А зори здесь тихие», поставленный народным театром в детской школе искусств. Я понимал, что постановка сложная и мне, не владея русским языком, будет тяжело её понять. Поэтому перед показом мне подробно рассказали сюжет, и я так проникся образами, что посмотрел весь спектакль на одном дыхании, совершенно забыв о том, что актёры говорят на неродном для меня языке.

Знаю, что у этой труппы есть намерение показать пьесу «Вишневый сад» в Берлингтоне. Надеюсь, что рано или поздно это случится.

Ларри Стивенс
Фото: Андрей Комиссаров

 Интересы американской молодежи

Бытует мнение, что американцам не интересен мир за пределами США. Это глупость, очередной стереотип.  Может быть, это касается необразованных людей с маленьким доходом. А образованная, думающая молодёжь активна: многие проводят отпуск в путешествиях. Посещают Европу, Канаду, Россию. Они всегда готовы взять рюкзак и отправиться в дорогу.

Интересы молодежи во всем мире более-менее одинаковы. Секрет очень прост – нужно предлагать американцам то, что интересно вам самим. Надо искать точки соприкосновения. Кстати, сейчас в побратимскую организацию в Берлингтоне приходят молодые люди. Это ли не показатель интереса нашей молодёжи к другим странам и культурам?

 Возрастной сдвиг

Те, кто следит за выборной компанией в США, наверняка заметили, что все кандидаты на должность Президента – люди в возрасте. Это не должно удивлять. Мы стали дольше жить, дольше работать, а учимся, по сути, всю жизнь. “Bottom line” – возраст, после которого могут появиться ограничения в социальной мобильности, – отодвигается. Современные пожилые люди живут активно. Более того, они востребованы обществом и помогают молодым.

Приведу пример из своей жизни. Моя тетя до 89 лет водила машину. Когда ей было 92 года я поехал с ней в Бразилию. Мало того, что она была в здравом уме и твёрдой памяти, с ней мне было нереально интересно общаться. Сейчас ей уже 102 года.

 Берни Сандерс

Кстати, ему 74 года. Как вы теперь понимаете, это немного.

Большинство людей из Берлингтона, естественно, поддерживает на выборах своего бывшего мэра. Я познакомился с ним, когда он ещё находился на этой должности. До сих пор помню, как его избирали в сенат. Многие кричали: «Вы с ума сошли! Как его можно выбрать, он же – социалист!». Но я Сандерса поддерживал. Может быть, это связано с моим темпераментом: если толпа идёт в одну сторону, то я, непременно, в другую. Да и потом, один человек с социалистическими взглядами в Конгрессе ничего кардинально не изменит. Однако он будет заставлять других думать.

Компания Сандерса именно сейчас очень важна для американского общества. Существование разных точек зрения – это и есть демократия. Сандерс для этого и участвует в гонке, чтобы найти сторонников, повернуть общественной мнение. Он имеет большой политический вес. Я думаю, Сандерс не надеется победить. Но он разработал чёткую программу, высказал своё мнение. Вы не заметили, что Трамп и Клинтон, то и дело включают какие-то его идеи в свои программы?  Настроения в обществе под влиянием Сандерса меняются, и другие кандидаты вынуждены с этим считаться.

 P.S. Сказано на Кофесреднике

До сих пор помню один забавный случай. Когда в первый раз приехал в Ярославль, на вокзале воочию увидел то, что у нас в США называют «турецким туалетом»: когда вместо унитаза в кабинке – просто деревянный настил с дыркой. Самое удивительное, что при входе сидела женщина-сторож. Она с серьёзным видом выдавала нам билеты и обязательно – по 3 кусочка бумаги каждому.

Фото: Андрей Комиссаров
Фото: Андрей Комиссаров

P.P.S. Выражаем глубокую благодарность Ирине Алексеевне Новиковой, руководителю Ярославской областной общественной организации «Общество дружбы «Русско-Американская Ассоциация», за помощь в организации встречи.